Белорусский союз дизайнеров

Инфопартнёры:

 




Роберт Матвеевич, расскажите нашим читателям о себе.

Я родился в России в городе Рыбинске Ярославской области. С 1945 года по 60-е жил в Кишинёве, и только после окончания художественного училища в России попал в Беларусь. Сначала три года армии, потом — Белорусский государственный театрально-художественный институт. Я всегда хотел заниматься монументальной живописью, но обстоятельства сложились так, что я стал художником-архитектором.
Ни о каком дизайне, естественно, в те годы никто слыхом не слыхивал.
Во всём СССР по инициативе Хрущёва были открыты специальные контрольные бюро. Там я и работал после окончания института. Мы проектировали мебель, делали её в одном экземпляре. Потом этот образец поступал на заводы и там её производили уже в промышленных масштабах.
Проектировали в основном под заказ, и, честно говоря, заказов было предостаточно. Мы делали мебель для курортов, лагерей, гостиниц, кресла для кинотеатров...

Что было вашим первым творением?

Я даже не помню, что было первым. Наверное, первый серьёзный проект — мебель для кабинетов министров.
Хотя ещё в институте на 3 курсе с Олегом Чернышевым мы придумали и сделали кресло-гардероб. Оно предназначалось для кинотеатров, ведь там не предусмотрена гардеробная. Кресло было сконструировано так, что внутрь можно было убирать всю верхнюю одежду.

Сложно было?

Ничего сложного в этом деле нет. Когда делаешь что-то новое, появляется интерес, азарт…

А когда в СССР появился дизайн?

В 60-е всё производство в стране  было станковое и носило скорее идеологический характер. Короче говоря, просто был план. Наряду с планом, страну постоянно сотрясали мудрые решения партии о дальнейшем повышении. И только в 70-х появился дизайн — взрыв цивилизации в сторону лучшего. Дизайн — это искусство материальной культуры. Он был тогда в основном явлением умственным, вербальным, нежели визуальным.
Я считаю, что искусство должно проникать во все сферы жизни, окружать человека повседневно и ежечасно. Сейчас мы находимся на вершине искусства, ведь всё делается человеком и для человека.

Что вы можете рассказать об архитекторах «старшего поколения»: Гусеве, Харламове, Ботковском?

Валентин Иванович Гусев — основоположник архитектурной школы в Беларуси. Он первым стал пропагандировать дизайн в нашей стране. Родился он в России, но по распределению после окончания МАРХИ попал в Беларусь, так что его по праву можно считать отечественным зодчим. Он много хорошего сделал для нашей республики. Валентин Иванович работал в «Военпроекте», где наряду с другими проектами занимался восстановлением здания Красной Армии. После «Военпроекта» был «Госстрой». По замыслу Гусева было построено здание Управления Белорусской железной дороги, главный штаб и военный госпиталь Белорусского военного округа, жилые дома. Всего около 70 объектов.

Штаб Белорусского военного округа. Снимок 50-х годов

Помимо проектирования, Гусев преподавал на кафедре архитектуры Белорусского политехнического института, и руководил кафедрой интерьера и оборудования Белорусского государственного театрально-художественного института. У него было интересно учиться. Гусев был не просто практиком, он — идеолог, называл себя «беспартийный коммунист». В прошлом году отмечался его столетний юбилей.
Иван Петрович Харламов — чистый художник. Он грамотный и очень талантливый человек.
Сергей Борисович Ботковский пять лет был главным архитектором  Минскпроекта. С 1978 г. — заведующий кафедрой интерьера и оборудования Белорусской академии искусств. Реконструировал корпусы химического и биологического факультетов, пригородный железнодорожный вокзал, часовой завод и др.

                                       Часовой завод

Роберт Матвеевич, нам известно, что заслуженный архитектор Беларуси Леонид Макаревич — ваш ученик.

Да, я вёл у него «проектирование». Ещё когда он был моим студентом, я его выделял. Он умел слушать и делать выводы. Позднее мы стали дружить семьями. Его сын занимается архитектурой, а дочь — член Союза художников.
Я знаю, что сам Леонид родом из Барановичей. Родился в очень хорошей, трудолюбивой семье. И он действительно умеет работать с деревом.
Он, как и я, работал в ЭКБ, можно сказать, перенял у меня эстафету. Я научил его делать заявки на промышленный образец.
Его проекты — кинотеатр «Октябрь», Дом Советов, Дом пионеров, здание Управления КГБ, церковь Александра Невского в Барановичах, храм преподобного Серафима Саровского в Белозерске, собор во имя св. мученика Феодора Тирона в Пинске, и многое другое.
Его, пожалуй, я и могу назвать самым продуктивным «художником-архитектором» в Беларуси. Он перепланировал практически всю «официальную» мебель в нашей стране. Леонид всегда получал много заявок, был в свое время главным архитектором после Эрна Шуберта.

Дом Советов (1973)

                           Кинотеатр «Октябрь» (1970)

Как вы полагаете, могут ли в будущем кардинально измениться технологии производства деревянных стульев?

Сейчас вся мебель на пластмассе и металле. Особенно  в общественных зданиях. Для жилья, конечно, лучше дерево.
Дерево — это уже произведение природы, и мастерство заключается в том, чтобы это произведение не испортить. Я уверен, что настоящим дизайнером, художником-архитектором может стать только человек, который сам работал в мастерской, который умеет работать с деревом. Поэтому для наших студентов обязательное условие защиты дипломного проекта — выполнение его «в материале».
Технология производства, конечно, может измениться. Главное, выявить все свойства материи. И оборудование, конечно, должно быть на достойном уровне.

Подготовила Марина Кирченко